Вверх
 
Опрос

Перезжаем на портал(stalker-2.ru), или остаемся на форуме phpbb (stalker-2.su)? (Комментируйте ответы)



Новые файлы
Записки на стене

Один час из жизни в Зоне

-+
0
По мотивам и образу новеллы О. Генри «Один час полной жизни». А если честно, то даже не по мотивам, а просто воспользовался функцией автозамены. Все персонажи вымышлены и любое сходство является случайным.


Существует поговорка, что тот еще не жил полной жизнью, кто не знал бедности, любви и войны. Справедливость такого суждения должна прельстить всякого любителя сокращенной философии. В этих трех условиях заключается все, что стоит знать о жизни. Поверхностный мыслитель, возможно, счел бы, что к этому списку следует прибавить еще и богатство. Но это не так. Когда бедный сталкер находит за подкладкой бронежилета давным-давно провалившийся в прореху «Грави», он забрасывает лот в такие глубины жизненной радости, до каких не добраться ни одному торговцу или бармену. По-видимому, так распорядилась мудрая исполнительная власть, которая управляет жизнью, что человек неизбежно проходит через все эти три условия, и никто не может быть избавлен от всех трех.

За Периметром эти условия не имеют такого значения. Бедность гнетет меньше, любовь не так горяча, война сводится к дракам из-за места в троллейбусе или в очереди супермаркета. Зато в Зоне этот афоризм приобретает особую правдивость и силу, и некоему Грэгору досталось в удел испытать все это на себе в сравнительно короткое время.
Хата Грэгора была такая же, как десятки других. На одном окне стоял ощетинившийся змеящимися отростками псевдофикус, на другом сидел блохастый псевдопес, изнывая от скуки.

Грэгор был такой же, как и остальные. На свой страх и риск он выходил на большую дорогу с целью взять гоп-стопом сталкеров, возвращавшихся с хабаром из глубины Зоны. Не всегда его вылазки были успешными, попадались опытные, хорошо вооруженные бойцы, встреча с которыми не сулила ничего хорошего. Разница в снаряжении была существенной, поэтому приходилось нападать из засады, несколько раз перестраховавшись. Иногда, напротив, встречались молодые, совсем неопытные сталкеры, которые, тем не менее, уже находили неплохой хабар и несли его торговцам. С этими можно было обойтись агрессивными переговорами без применения оружия. Однако не всегда все получалось гладко, поэтому счастливые деньки пьянствования в барах перемежались месяцами отлеживания и лечения ран. Впрочем, не наше дело судить о доходах Грэгора, в нашем рассказе речь пойдет совсем о другом.
Еще один миг, посвященный рассуждениям, - и рассказ двинется с места.

В Зоне происходят важные и неожиданные события. Заворачиваешь за угол и попадаешь штыком автомата в глаз старому знакомому из Темной долины. Гуляешь по Свалке, хочешь сорвать гвоздянку - и вдруг на тебя нападают бандиты, сталкеры волокут тебя к Болотному Доктору, ты женишься на кровососе; разводишься, перебиваешься кое- как с хлеба на водку, пытаешься украсть где-то спальный мешок, попадаешь под власть контролера, сдаешь хабар барыге, платишь патрулям за проход - и все это в мгновение ока. Бродишь по Янтарю, кто-то кричит на тебя «м-а-а-чи», роняет к твоим ногам «Мамины бусы», на тебя роняют кирпич, лопается трос на Арене или твой глаз, ты не ладишь с женой или твой желудок не ладит батонами и тушенкой - судьба швыряет тебя из стороны в сторону, как кусок пробки в вине, откупоренном официантом, которому ты не дал на чай. Зона - жизнерадостный малыш, а ты - красная краска, которую он слизывает со своей игрушки.

После уплотненного обеда Грэгор сидел в Депо у себя на хате, которая была тесной, как перчатка. Он сидел на каменном диване и сытыми глазами разглядывал фотографию с рекламой дорогого автомобиля, прикрепленную к стене кусочками слизи псевдогиганта. Жена Грэгора вялым голосом жаловалась на запах перегара из соседней хаты. Блохастый псевдопес человеконенавистнически покосился на Грэгора и презрительно обнажил клыки.
Тут не было ни бедности, ни войны, ни любви; но и к такому бесплодному стволу можно привить эти основы полной жизни.

Грэгор попытался вклеить изюминку разговора в пресное тесто существования.
- На Агропроме долговцы ставят новый лифт, - сказал он, - а пахан начал отпускать бакенбарды.
- Да что ты говоришь! - отозвалась супруга Грэгора.
- Волкодав пришел нынче в новом весеннем костюме. Мне очень даже нравится. Такой серый, с... - Он замолчал, вдруг почувствовав, что ему захотелось курить. - Я, пожалуй, пройдусь до Барахолки, куплю себе сигару, - заключил он.
Грэгор взял противогаз и направился к выходу по затхлым коридорам и лестницам Депо.
Вечерний воздух был мягок, на улице звонко трещали псевдокузнечики, беззаботно прыгая в такт непонятным словам напева. Плоти спокойно жевали травку возле небольшого болотца. Несколько снорков пытались атаковать блокпост «Долга» у перехода на территорию Бара.

Табачный подвальчик на Барахолке, куда направлялся Грэгор, содержал некий торговец по имени Еж; который не ждал от жизни ничего хорошего и всю землю рассматривал как бесплодную пустыню. Грэг, не знакомый с хозяином, вошел и добродушно спросил пучок "шпината, не дороже трамвайного билета". Этот неуместный намек только усугубил пессимизм Ежа; однако он предложил покупателю товар, довольно близко отвечавший требованию. Грэгор откусил кончик сигары и закурил ее от зажигалки в виде пистолета. Сунув руку в карман, чтобы заплатить за покупку, он не нашел там ничего, что можно было бы предложить в качестве оплаты.
- Послушай, дружище, - откровенно объяснил он. - Я вышел из дому без мелочи. Я тебе заплачу в первый же раз, как буду проходить мимо.
Сердце Ежа дрогнуло от радости. Этим подтверждалось его убеждение, что весь мир - сплошная мерзость, а человек есть ходячее зло. Не говоря худого слова, он обошел вокруг прилавка и с кулаками набросился на покупателя. Грэгор был не такой человек, чтобы капитулировать перед впавшим в пессимизм лавочником. Он моментально поставил Ежу золотисто-лиловый синяк под глазом в уплату за удар, нанесенный сгоряча любителем наличных...
Стремительная атака неприятеля отбросила Грэгора на улицу. Там и разыгралось сражение: мирный индеец со своей деревянной улыбкой был повержен в прах, и любители побоищ столпились вокруг, созерцая этот рыцарский поединок.
Но тут появился неизбежный патруль, что предвещало неприятности и обидчику и. его жертве. Грэгор был относительно мирный обыватель и по вечерам после работы сидел дома, решая ребусы, однако он был не лишен того духа сопротивления, который разгорается в пылу битвы. Он повалил одного из военсталков прямо на выставленные торговцем товары, а Ежу дал такую затрещину, что тот пожалел было, зачем он не завел обыкновения предоставлять хотя бы некоторым покупателям кредит до пяти зоно-рублей. После чего Грэгор бросился бегом по дороге, а в погоню за ним - табачный торговец и военсталки, мундир одного из которых наглядно доказывал, почему на вывеске барыги было написано: "Яйца дешевле, чем где-либо в Зоне"
На бегу Грэгор заметил, что по асфальту, держась наравне с ним, едет громадный джип черного цвета. Автомобиль подъехал вплотную, и человек за рулем сделал Грэгору знак садиться. Он вскочил на ходу и повалился на мягкое оранжевое сиденье рядом с шофером. Большая машина, фыркая все глуше, летела, как альбатрос, уже вырулив на дорогу, ведущую к Милитари.
Шофер вел машину, не говоря ни слова. Маска замкнутого цикла и экзоскелет дьявольских расцветок маскировали его как нельзя лучше.
- Спасибо, друг, - благодарно обратился к нему Грэгор Ты, должно быть, и сам честный малый, тебе противно глядеть, когда трое нападают на одного? Еще немножко, и мне пришлось бы плохо…
Шофер и ухом не повел - будто не слышал. Грэгор передернул плечами и стал жевать сигару, которую так и не выпускал из зубов в продолжение всей свалки.

Через десять минут автомобиль влетел в распахнутые настежь ворота изящного особняка на территории Армейских складов и остановился. Шофер выскочил из машины и сказал:
- Идите скорей. Мадам объяснит все сама. Вам оказывают большую честь, мсье, Ах, если бы мадам поручила это Агроному! Но нет, я всего-навсего водила.
Оживленно жестикулируя, шофер провел Грэгора в дом. Его впустили в небольшую, но роскошно убранную гостиную. Навстречу им поднялась девушка, молодая и прелестная. Ее глаза горели гневом, что было ей весьма к лицу.
- Мадам, - сказал шофер, низко кланяясь, - имею честь докладывать, что я был у мсье Бигмена и не застал его дома. На обратном пути я увидел, что вот этот джентльмен, как это сказать, бьется с неравными силами - на него напали пять... десять... тридцать человек, и патрульные тоже. Да, мадам, он, как это сказать, побил одного... три... восемь военных сталкеров. Если мсье Бигмена нет дома, сказал я себе, то этот джентльмен так же сможет оказать услугу мадам, и я привез его сюда.
- Очень хорошо, Черный с.т.а.л.к.е.р, - сказала дама, - можете идти. Она повернулась к Грэгору.
- Я посылала шофера за моим кузеном, Бигменом. В этом доме находится человек, который обращался со мной дурно и оскорбил меня. Я пожаловалась тете, а она смеется надо мной. Черный с.т.а.л.к.е.р говорит, что вы храбры. В наше прозаическое время мало таких людей, которые были бы и храбры и рыцарски благородны. Могу ли я рассчитывать на вашу помощь?
Грэгор сунул окурок сигары в карман плаща и, взглянув на это очаровательное существо, впервые в жизни ощутил романтическое волнение. Это была рыцарская любовь, вовсе не означавшая, что Грэгор изменил хате с блохастым псевдопсом и своей подруге жизни. Он женился на ней после пьянки, устроенной вторым отделением наемников, поспорив со своим приятелем Спектром на комплект фильтров для противогаза и набор антирадов. А с этим неземным созданием, которое молило его о помощи, не могло быть и речи об антирадах; что же касается фильтров, то лишь 3М или МС Ауэр были бы ее достойны!
- Слушайте, - сказал Грэгор, - вы мне только покажите этого парня, который действует вам на нервы. До сих пор я, правда, не интересовался драться, но нынче вечером никому не спущу.
- Он там, - сказала дама, указывая на закрытую дверь. Идите. Вы уверены, что не боитесь?
- Я! - сказал Грэгор. - Дайте мне только настоящую розу из вашего букета, ладно?
Она дала ему красную-красную розу. Грэг поцеловал ее, воткнул в жилетный карман, открыл дверь и вошел в комнату. Это была богатая библиотека, освещенная мягким, но сильным светом. В кресле сидел молодой человек, погруженный в чтение.
- Книжки о хорошем тоне - вот что вам нужно читать, резко сказал Грэгор. - Подите-ка сюда, я вас проучу. Да как вы смеете грубить даме?
Молодой человек слегка изумился, после чего он томно поднялся с места, ловко схватил Грэгора за руки и, невзирая на сопротивление, повел его к выходу на улицу.
- Осторожнее, Гринпис!- воскликнула дама, которая последовала за ними. - Обращайтесь осторожней с человеком, который доблестно пытался защитить меня.
Молодой человек тихонько вытолкнул Грэгора на улицу и запер за, ним дверь.
- Полковник, - сказал он спокойно, - напрасно ты читаешь исторические романы. Каким образом попал сюда этот субъект?
- Его привез Черный с.т.а.л.к.е.р, - сказала молодая дама. - По-моему, это такая низость с твоей стороны, что ты не позволил мне взять химеру. Вот потому я и послала Черного с.т.а.л.к.е.р.а за Бигменом. Я так рассердилась на тебя.
- Будь благоразумна, Полковник, - сказал молодой человек, беря ее за руку - Эта тварь опасна. Она перекусала уже нескольких человек на химерне. Пойдем лучше скажем тете, что мы теперь в хорошем настроении.
И они ушли рука об руку.
Грэгор подошел к своему дому. На крыльце играла пятилетняя дочка бармена. Грэгор дал ей красивую настоящую красную розу и поднялся к себе.
Супруга Грэгора лениво завертывала волосы в папильотки.
- Купил себе сигару? - спросила она равнодушно.
- Конечно, - сказал Грэгор, - и еще прошелся немножко по улице. Вечер хороший.
Он уселся на каменный диван, достал из кармана окурок сигары, закурил его и стал рассматривать грациозные линии «Рэйндж Ровера», реклама которого висела против него на стене.
- Я тебе говорил про костюм Волкодава, - сказал он. - Такой серый, с пятью слотами для артефактов, и сидит отлично.
Автор , 23.08.2012
Просмотрено: 1182

    Нет комментариев
    Оставлять комментарии могут только авторизированные пользователи